РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК СИБИРСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ВЕТЕРИНАРИИ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (ГНУ ИЭВСиДВ), ООО «АЛЕКРИС», КОМПАНИЯ «НОВАРТИС»

Методические положения

Новосибирск 2011

УДК: 619:616-084

Концепция обеспечения продуктивного здоровья свиней в современных условиях интенсивного ведения отрасли: Метод. рекомендации / Рос. акад. с.-х. наук, Сибирское региональное отделение, ГНУ ИЭВСиДВ; ООО «Алекрис», компания «Новартис» — Новосибирск. – 2011.- 26 c.

Приведены материалы по теоретическому, экспериментальному и практическому обоснованию концепции обеспечения продуктивного здоровья свиней, реализация которой позволит в значительной степени повысить эффективность развития современного промышленного свиноводства за счет достижения высокого уровня ветеринарного благополучия.

Методические положения рассчитаны на научных и практических ветеринарных специалистов в области свиноводства, эпизоотологов, а также студентов ветеринарных ВУЗов.

Методические положения подготовили: С.И.Прудников, Т.М. Прудникова, С.К. Димов, А.А. Духовский, А.Н. Гречухин

Материалы рассмотрены и утверждены  ученым советом ГНУ ИЭВСиДВ Россельхозакадемии (протокол № 2 от 29 апреля 2011 г.) и подсекцией «Инфекционная патология животных в регионе Сибири и Дальнего Востока» Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии (протокол № 2 от 29 апреля 2011 г.).

Рецензент:

доктор ветеринарных наук, профессор А.Г. Глотов

1. ВВЕДЕНИЕ

Очевидным является то, что главным условием получения максимальной прибыли в животноводстве следует считать обеспечение стабильного здоровья в популяции (максимальная сохранность животных, нормальное физиологическое состояние каждого из них), максимальных продуктивности животных (количественные показатели; качественные показатели – пищевые, технологические и др.) и экологической безопасности продукции (токсической, эпидемической, эпизоотической).

В этой связи вполне приемлемо такое понятие как «продуктивное здоровье» животных.

Причинами потерь продуктивного здоровья могут стать:

— многообразные нарушения в экосистеме «животное – среда» (аномалии техногенного, химического, биогенного характера, включая микотоксины, микрофлору и др.);

— несоответствие технологий содержания и кормления животных генетически заданному уровню продуктивности;

— неадекватность резервных возможностей резистентности организма технологическим и другим перегрузкам (стрессовые реакции, технологические стрессы);

В результате отрицательного действия указанных факторов в различном сочетании и многообразии у животных может наступить, как минимум, стрессовая дезадаптация, а затем – без принятия мер – предболезнь, а затем и нозологически дифференцированные патологии, или конкретные болезни [1].

На основании выше изложенного не вызывает сомнения необходимость комплексного подхода к обеспечению продуктивного здоровья животных в каждом конкретном животноводческом предприятии, с обязательным учетом его многообразной специфики. Только в этом случае можно уверенно утверждать об его ветеринарном благополучии.

Особенно актуален комплексный подход к обеспечению продуктивного здоровья животных применительно к современным условиям их интенсивного выращивания [1].

Одной из наиболее интенсивно развивающихся отраслей животноводства в нашей стране является свиноводство.

Поэтому важно иметь научно обоснованную концепцию обеспечения продуктивного здоровья свиней в современных условиях интенсивного ведения отрасли с использованием новых средств и методов, так как только на ее базе возможны разработка и успешная реализация оптимальных систем ветеринарных мероприятий в промышленном свиноводстве.

Однако, прежде всего, актуальны основные принципы обеспечения продуктивного здоровья свиней.


2. СОБЛЮДЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ СВИНЕЙ

ЗАЛОГ ВЕТЕРИНАРНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СВИНОВОДСТВА

В современных условиях интенсивного ведения свиноводства продуктивное здоровье животных возможно обеспечить за счет недопущения или устранения факторов, отрицательно на него влияющих (многообразные нарушения в экосистеме «животное – среда»; несоответствие технологий содержания и кормления животных генетически заданному уровню продуктивности; неадекватность резервных возможностей резистентности организма технологическим и другим перегрузкам).

В этой связи в качестве основных принципов обеспечения продуктивного здоровья свиней следует считать:

— ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ВОЗМОЖНЫХ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ВЛИЯНИЙ НА ЭКОСИСТЕМУ «ЖИВОТНОЕ — СРЕДА»;

— КОНТРОЛЬ ЗА СОСТОЯНИЕМ ПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ ЖИВОТНЫХ (ДИСПАНСЕРИЗАЦИЯ);

— ВКЛЮЧЕНИЕ В ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС СВИНОВОДСТВА ПРЕПАРАТОВ, ОБЛАДАЮЩИХ АДАПТОГЕННЫМИ И СТРЕССКОРРЕКТОРНЫМИ, АНТИОКСИДАНТНЫМИ, ИММУНОСТИМУЛИРУЮЩИМИ, АНТИМИКРОБНЫМИ И ДЕТОКСИКАЦИОННЫМИ СВОЙСТВАМИ;

— ИММУНОПРОФИЛАКТИКА (ВАКЦИНЫ, СЫВОРОТКИ и др.);

— САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ЖИВОТНЫХ;

— ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЩАДЯЩАЯ ТЕРАПИЯ;

— КОНТРОЛЬ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКЦИИ.

На основе выше перечисленных принципов на каждом свиноводческом предприятии должна быть разработана своя, учитывающая всю его специфику, оптимальная система обеспечения продуктивного здоровья животных.

Стабильное ветеринарное благополучие того или иного свиноводческого предприятия, таким образом, представляет собой результат адекватной практической реализации в нем основных принципов обеспечения продуктивного здоровья свиней.

Однако, следует признать, что основой ветеринарного благополучия промышленного свиноводства в целом или любого свиноводческого комплекса является эпизоотическое благополучие.


3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭПИЗООТИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

(КОНТРОЛЬ ЭПИЗООТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ)

ОСНОВА ВЕТЕРИНАРНОГО

БЛАГОПОЛУЧИЯ СВИНОВОДСТВА

ЭПИЗООТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС, как известно, является сложной, многоуровневой, постоянно меняющейся в своем проявлении системой паразито-хозяинных отношений на популяционном и территориальном уровнях, находящаяся под воздействием различных экологических, социально-экономических и других факторов.

Эпизоотический процесс общепринято представлять в виде эпизоотической цепи, состоящей из трех звеньев: источник возбудителя болезни; механизмы передачи возбудителя; восприимчивые животные.

Часто в популяциях животных циркулирует сразу несколько возбудителей различных болезней. Тогда речь идет об ассоциированных эпизоотических процессах.

СИСТЕМА КОНТРОЛЯ ЭПИЗООТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА состоит из двух обязательных, принципиальных элементов:

УПРАВЛЕНИЕ ЭПИЗООТИЧЕСКИМ ПРОЦЕССОМ – оперативное, комплексное и всестороннее воздействие на него (добиваясь вначале разрыва всех звеньев эпизоотической цепи, а затем их блокирования и полного обезвреживания на уровне популяции, эпизоотического очага, конкретной административной территории;

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ – система постоянного наблюдения за эпизоотическим процессом и обеспечения информацией, необходимой и достаточной для принятия эффективных управленческих решений.

БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ в любых паразитарных системах – главное условие, которое должно соблюдаться при контроле любого эпизоотического процесса во всех случаях на территориальном и популяционном уровне. При циркуляции в популяциях животных условно патогенной микрофлоры задача – не допустить формирования на ее основе вариантов, опасных для животных.

В процессе исследований, проведенных в прошлые годы на моделях эпизоотических процессов различных болезней животных, при сопоставлении полученных результатов с литературными данными, стала очевидной целесообразность широкого использования в эпизоотологической практике понятия «эпизоотическое благополучие» той или иной популяции животных: в ней осуществляется управление эпизоотическим процессом, в результате чего возбудитель болезни может и находиться у части хозяев, но только максимум в стадии резервации.

Эффективное обеспечение эпизоотического благополучия как на популяционном, так и на территориальном уровне во многом зависит, как показывает современный научный и практический опыт, от объективного анализа эпизоотических рисков и от проведения на основе полученных результатов оптимальных мероприятий по их снижению [2-5].

В.Д. Беляковым с сотрудниками на основе материалов, связанных с изучением антропонозов, были открыты механизмы внутренней регуляции эпидемического процесса, разработана и получила развитие теория саморегуляции паразитарных систем, которая вполне приложима к любой системе «паразит-хозяин», как, по мнению самого автора теории, так и, по мнению других исследователей. Концепция В.Д. Белякова получила признание и в эпизоотологии. В этой связи более современно и реально рассуждать не о ликвидации инфекционных и паразитарных болезней животных, а о контроле эпизоотических процессов за счет осуществления комплекса специальных, общих и организационных мероприятий, направленных на предупреждение и ликвидацию единичных случаев и вспышек инфекционных и паразитарных болезней животных в той или иной популяции (или на той или иной территории). При этом биологическое равновесие в паразитарных системах – главное условие, которое должно соблюдаться при контроле любого эпизоотического процесса во всех случаях на территориальном и популяционном уровне. В.Д. Беляков первым ввел в эпидемиологию понятие «управляемые инфекции», доказав, что, искусственно вмешиваясь в механизмы внутренней регуляции эпидемического процесса, можно добиться эффективного управления им. Важно, чтобы такие вмешательства носили характер оптимальной системы [6-7].

Таким образом, основой ветеринарного благополучия любой отрасли животноводства, в том числе и свиноводства, в современных условиях является обеспечение эпизоотического благополучия, которое также можно охарактеризовать таким научным понятием, как контроль эпизоотических процессов.

Ниже, в подразделах 3.1-3.5. изложены разработанные нами с учетом современных достижений эпидемиологии и эпизоотологии теоретические положения контроля эпизоотических процессов, как основы ветеринарного благополучия животноводства, в частности, свиноводства, обеспечивающего, в свою очередь продуктивное здоровье животных.

3.1. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СХЕМА

КОНТРОЛЯ ЭПИЗООТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Как уже упоминалось, контроль любого эпизоотического процесса можно представить в виде системы обеспечения эпизоотического благополучия за счет реализации двух ее основных звеньев – эпизоотологического мониторинга и управления эпизоотическим процессом [4-5,8].

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ

— рациональная диагностика: контроль эпизоотической ситуации; выявление больных, эпизоотически и эпидемически опасных животных;

— экспертные, в т.ч. дифференциальные методы; дополнительные методы (по показаниям);

— эпизоотологическое обследование популяций животных и территорий с целью оценки риска возникновения и/или распространения болезни.

УПРАВЛЕНИЕ ЭПИЗООТИЧЕСКИМ ПРОЦЕССОМ

— рациональные схемы специфической профилактики, обеспечивающие перманентный иммунитет, препятствующий формированию и циркуляции эпизоотических штаммов;

— обеспечение в популяциях животных высокого уровня естественной резистентности за счет оптимизации условий содержания и кормления и рационального применения иммуностимуляторов;

— рациональные схемы химиотерапии и профилактики.

3.2. ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА

НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ ОСНОВА

КОНТРОЛЯ ЭПИЗООТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Эпизоотологическая диагностика (так же, как и эпидемиологическая) имеет биологическую сущность и по сути дела является комплексной диагностикой паразитарных систем, призванной ретроспективно и оперативно оценивать их состояние в целях более эффективной их искусственной регуляции [5,7, 9-10].

В.Д. Беляков [7], основываясь на разработанной им теории саморегуляции паразитарных систем, подчеркивает необходимость при осуществлении комплексной эпидемиологической диагностики оценивать следующие принципиальные моменты:

— состояние паразитарной системы: биологические свойства циркулирующей в данных условиях части популяции возбудителя, пути и факторы передачи возбудителя, иммуннологическая структура популяции хозяина (население) в отношении конкретной болезни;

— природные и социальные факторы, обеспечивающие как сохранение и циркуляцию популяции возбудителя в межэпидемический период, так и распространение ее среди населения в период манифестных эпидемических очагов;

— качество и эффективность осуществляемых профилактических и противоэпидемических мероприятий.

В.В. Макаров с соавторами [10] эпизоотологическую диагностику характеризуют как современную форму применения эпизоотологического метода исследования «… с целью распознавания проявлений заболеваемости и эпизоотологического состояния популяции животных с учетом научных данных о причине, условиях и механизмах возникновений и распространения инфекции».

Однако в эпизоотологии  принцип эпизоотологической диагностики методически и методологически подробно еще не проработан.

Целью эпизоотологической диагностики следует считать объективную комплексную оценку эпизоотической ситуации на конкретной территории, в конкретном хозяйстве, среди определенных групп животных в изучаемый отрезок времени и логическое обоснование адекватных противоэпизоотических мероприятий.

Задачами эпизоотологической диагностики, в этой связи, будет комплексная оценка следующих принципиальных моментов:

— динамики внешнего проявления той или иной болезни по ряду показателей во времени и характер ее распространенности заболеваний на территориальном и популяционном уровнях;

— состояния паразитарной системы (биологические свойства циркулирующей в данных условиях части популяции возбудителя, пути и факторы передачи возбудителя, уровень восприимчивости популяции хозяина в отношении конкретной болезни);

— природно-географических, хозяйственных и социально-экономических факторов, обеспечивающих как сохранение и циркуляцию популяции возбудителя в межэпизоотический период, так и распространение ее среди популяций хозяина в период манифестных эпизоотических очагов;

— эффективности осуществляемых профилактических и противоэпизоотических мероприятий.

Эпизоотологическая диагностика осуществляется в несколько этапов:

1. Формулирование рабочей (предварительной) диагностической гипотезы о причинно-следственных связях в изучаемой ситуации и определяющих ее факторах.

2. Проверка соответствия избранной гипотезы современных представлениям об эпизоотическом процессе данной болезни; определение причинно-следственных связей путем сравнительного логического исследования количественных и качественных показателей эпизоотического процесса.

3. Формулировка окончательного эпизоотологического диагноза, оценка степени эпизоотического и эпидемического рисков.

4. Разработка рекомендаций по оптимизации контроля эпизоотических процессов.

5. Разработка прогнозов эпизоотической ситуации.

Роль серологических методов

в эпизоотологической диагностике

Уже упоминалось, что эпизоотологическая диагностика должна быть комплексной и призвана ретроспективно и оперативно оценивать состояние паразитарных систем в целях более эффективной их искусственной регуляции.

Кроме внешнего проявления той или иной болезни, существует внутреннее состояние паразитарной системы, определяемое прежде всего биологическими свойствами популяции возбудителя и уровнем восприимчивости популяции хозяина.

Ретроспективно и оперативно оценить внутреннее состояние паразитарной системы возможно серологическими методами.

Использование серологических диагностических тестов при оценке эпизоотического и/или иммунного статусов животных всех половозрастных групп животных в отношении актуальных для каждого хозяйства инфекционных болезней, как показал наш научный и практический опыт, весьма эффективно.

Ретроспективная серологическая диагностика дает возможность при условии исследования определенного количества проб сывороток крови животных (не менее 10 проб) от каждой из всех имеющихся в хозяйстве половозрастных групп (хряки-производители, основные свиноматки, ремонтные свинки, безмолозивные поросята, поросята 5-7 дней и далее – на 20-й, 30-й,40-й,50-й,60-й,70-й,100-й, 150-й дни жизни на все актуальные для данного хозяйства инфекции, причем не зависимо от того, иммунизируют ли в данном хозяйстве животных против этих инфекций, или нет. В случаях вакцинации есть возможность по уровню титров антител оценить степень иммунной защиты. Если вакцинация не проводилась, можно по качественным и количественным характеристикам проявления серологических реакций у животных разных категорий предполагать наличие иммунизирующей субинфекции, носительства, или активного инфекционного (эпизоотического) процесса.

Весьма информативными являются результаты исследования сывороток крови от безмолозивных поросят. Так, в случае обнаружения антител к тому или иному возбудителю в сыворотке крови безмолозивного поросенка есть все основания считать, что мы имеем дело с внутриутробным заражением животных тем или иным возбудителем.

В достаточно большом числе случаев одних только ретроспективных серологических исследований бывает недостаточно, чтобы объективно оценить развитие инфекционного (эпизоотического) процесса. Часто это имеет отношение к абортировавшим животным. Для этого необходимо исследование от одних и тех же животных парных сывороток (с интервалом 2-3 недели).

Таким образом, серологические методы в значительной степени дополняют клинические, патологоанатомические, бактериологические, вирусологические и другие методы, а, значит, способствуют объективности и оперативности эпизоотологической диагностики в целом.

3.3. НОРМАТИВНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

ВОЗМОЖНЫХ ВАРИАНТОВ РАЗВИТИЯ ЭПИЗООТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

ПО ПРИНЦИПУ «ЕСЛИ…- ТО…».

ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ нормативного прогнозирования:

ЕСЛИ в популяции животных нельзя исключить носительство возбудителя болезни, а также его передачу восприимчивым животным как вертикальным, так и горизонтальным путем,

ТО реально предполагать возникновение болезни через определенное время за счет превращения эпизоотически не опасного носительства в эпизоотически опасное на фоне низких уровней естественной резистентности и иммунитета.

При создании и постоянном поддерживании в указанной популяции животных высокоиммунного состояния (или высокого уровня естественной резистентности), при необходимости в сочетании с выявлением и изоляцией эпизоотически опасных носителей возбудителя (или в определенных случаях – превентивном использовании средств и методов массовой санации популяции животных), носительство возбудителя эпизоотически опасным не станет. Гарантию недопущения повторной вспышки повысит нейтрализация механизмов передачи (изолированное выращивание различных технологических групп животных, обезвреживание кормов, санация внешней среды, уничтожение переносчиков, другие ветеринарно-санитарные и карантинно-ограничительные меры, в том числе направленные на охрану популяции от заноса возбудителя извне). В случаях с возбудителями особо опасных, эпизоотически, эпидемически, социально и экономически значимых болезней, особенно передающихся вертикальным путем, кроме всего вышеперечисленного, гарантией будет ликвидация всего скомпрометированного поголовья (включая приплод).

ВТОРОЙ ВАРИАНТ нормативного прогнозирования:

ЕСЛИ та или иная популяция животных) полностью свободна от возбудителя,

ТО вспышки болезни реально возможны только за счет его заноса извне через определенное время, необходимое для формирования эпизоотического варианта возбудителя на фоне низких уровней групповой естественной  резистентности и иммунитета.

Создав и постоянно поддерживая у животных на угрожаемой территории высокоиммунное состояние (или высокий уровень естественной резистентности), осуществляя при этом ветеринарно-санитарные и карантинно-ограничительные меры, направленные на нейтрализацию потенциально возможных механизмов передачи, вспышек болезни за счет попадания возбудителя извне можно избежать.

3.4. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ СХЕМА

РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АНТИМИКРОБНЫХ СРЕДСТВ В КОНТРОЛЕ АССОЦИИРОВАННЫХ

ЭПИЗООТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

(на основе нормативного прогнозирования)

ВАРИАНТ 1

ЕСЛИ в популяции животных групповой уровень резистентности (даже при его определенном снижении) препятствует формированию эпизоотических вариантов у всех представителей микробной ассоциации,

ТО превентивное использование антимикробных средств в большинстве случаев нецелесообразно. Необходимо обратить внимание на повышение группового уровня резистентности.

ВАРИАНТ 2

ЕСЛИ в популяции животных групповой уровень резистентности при его снижении препятствует формированию эпизоотических вариантов не у всех представителей микробной ассоциации,

ТО целесообразно использование антимикробных средств с максимальным эффектом воздействия на те микробы, у которых начался или реально прогнозируем процесс формирования эпизоотического варианта, в сочетании со средствами, повышающими групповой уровень резистентности.

3.5. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ СХЕМА

РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ У СВИНЕЙ

В УСЛОВИЯХ ИХ ПРОМЫШЛЕННОГО

ВЫРАШИВАНИЯ

(на основе нормативного прогнозирования)

ВАРИАНТ 1

ЕСЛИ создать и постоянно поддерживать в популяции животных высокий уровень естественной резистентности, препятствующий формированию эпизоотических вариантов у большинства представителей микрофлоры, циркулирующей в такой популяции животных, должным образом выполнять комплекс мероприятий, направленных на нейтрализацию механизмов передачи (изолированное выращивание различных технологических групп животных, обезвреживание кормов, санация внешней среды, уничтожение переносчиков, другие ветеринарно-санитарные и карантинно-ограничительные меры, в том числе направленные на охрану популяции от заноса возбудителя извне), а также в определенных случаях использовать превентивную массовую санацию популяции животных с помощью различных средств и методов,

ТО на таком фоне в данной популяции животных есть все основания минимизировать использование вакцин (оставив только вакцины против особо опасных болезней при реальной эпизоотической угрозе).

ВАРИАНТ 2

ЕСЛИ в популяции животных не удается оперативно создать и постоянно поддерживать групповой уровень резистентности, препятствующий формированию эпизоотических вариантов у всех представителей циркулирующей микрофлоры, а превентивная массовая санация популяции животных невозможна по ряду причин (например, отсутствие эффективных и экономичных антивирусных средств и др.),

ТО целесообразно использовать те или иные вакцины по рациональным схемам только против тех болезней, возбудители которых имеют реальные или потенциальные свойства эпизоотических штаммов, против которых нет эффективных средств превентивной массовой санации, или их использование по сравнению с вакцинами будет экономически не оправданным.

4. ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ

ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ СВИНЕЙ

В СОВРЕМЕННОМ  ПРОМЫШЛЕННОМ СВИНОВОДСТВЕ

Основные выявляемые факторы, препятствующие эффективной работе свиноводческих предприятий:

1.НАРУШЕНИЯ ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫХ ТРЕБОВАНИЙ:

— при проектировании и строительстве новых свиноводческих комплексов;

— при реконструкции старых свиноводческих комплексов:

— при комплектовании комплексов новым поголовьем;

— при завозе племенного поголовья;

— при технологических перемещениях поголовья;

— при кормлении и содержании (низкий уровень сбалансированности рационов кормления, высокая степень экологической, эпизоотической, токсической опасности кормов; несоблюдение необходимых параметров микроклимата, плотности посадки, принципов «пусто-занято», дезинфекционного режима, функционирования предприятия по закрытому типу и др.).

2. НЕАДЕКВАТНОСТЬ ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫХ ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ И ПРОТИВОЭПИЗООТИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ КОНКРЕТНОЙ  ЭПИЗООТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ.

Последствия отрицательного влияния выявляемых факторов:

— РЕАЛЬНАЯ УГРОЗА ВОЗНИКНОВЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ БОЛЕЗНИ;

— МАССОВАЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ЖИВОТНЫХ И СЛУЧАИ ГИБЕЛИ ЖИВОТНЫХ;

— МАССОВЫЕ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ И ГИБЕЛЬ ЖИВОТНЫХ;

— ЭПИЗООТИЧЕСКИЕ ВСПЫШКИ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ БОЛЕЗНИ;

— АССОЦИИРОВАННЫЕ ЭПИЗООТИЧЕСКИЕ ВСПЫШКИ.

Анализ заболеваемости свиней при интенсивных технологиях их выращивания показывает, что основной ущерб свиноводству наносят массовые факторные инфекционные болезни, то есть болезни, возбудителей которых относят к категории условно-патогенных. Условно-патогенные возбудители способны вызвать нозологически дифференцированную патологию у животных (самостоятельно или в ассоциации с другими возбудителями) только в случае приобретения или усиления их патогенности в организме (популяции) под воздействием многообразных факторов, что полностью согласуется с общепринятой и не потерявшей актуальности теорией саморегуляции паразитарных систем, а также соответствующим ей общим концептуальным положениям о факторных инфекциях [11-13].

Интенсивным технологиям ведения свиноводства неизбежно присущ ряд достаточно выраженных стресс-факторов: теснота, частые перегруппировки по технологическим линиям, ранний отъем поросят, однообразное неполноценное кормление животных, ограничение в движении, необеспеченность оптимальных параметров микроклимата в помещениях и т.п. Все это приводит к резкому снижению естественной резистентности организма животных и массовому проявлению вторичных иммунодефицитов у молодняка свиней.

В этих условиях обитающая на комплексах и фермах, в том числе занесенная извне с вновь завозимым поголовьем, многообразная условно-патогенная микрофлора накапливается в большом количестве, более того, приобретает свойства патогенной, что в конечном итоге приводит к массовой (от 40 до 85 %) заболеваемости желудочно-кишечными и респираторными болезнями поросят-сосунов и отъемышей. Частое и бессистемное применение антибиотиков и других антибактериальных препаратов с целью профилактики и терапии массовых пневмо-гастроэнтеритов у поросят, использование слаботоксичных и токсичных кормов усугубляет иммунодепрессивное состояние организма молодняка. Возникают смешанные вирусно-бактериальные инфекции. В крупных комплексах и специализированных фермах с поточной технологией круглогодового получения и выращивания поросят довольно часто добиться поддержания нормального уровня продуктивного здоровья животных не удается.

В ветеринарной практике, не редко бытует, на наш взгляд, некий механистический этиотропный подход к использованию в животноводстве средств специфической профилактики, а также антимикробных препаратов широкого спектра действия: констатация факта наличия того или иного возбудителя (без оценки степени его патогенности) уже нередко является безоговорочным основанием для использования тех или иных препаратов. При этом проведению комплекса технологических, зоогигиенических и общих ветеринарно-санитарных мероприятий принципиального внимания не уделяется.

В этой связи после ликвидации острых вспышек тех или иных болезней с помощью различных средств специфической профилактики и антибактериальной терапии хозяйства довольно часто остаются стационарно неблагополучными по многим инфекциям. Болезни временно затухают, переходя в атипичные и латентные формы с широким бактерио- и вирусоносительством среди клинически здоровых свиней разновозрастных групп. Так как вакцинация и использование антимикробных препаратов осуществляются без предварительного устранения основных стресс-факторов, обуславливающих эти болезни, то поствакцинальный иммунитет формируется лишь у 40-50 % привитых животных, а после использования антимикробных препаратов возникает дисбактериоз.

В борьбе с факторными инфекционными болезнями свиней наиболее эффективна профилактика, основанная на комплексной системе организационно-хозяйственных, зоотехнических, зоогигиенических и ветеринарно-санитарных мероприятий с использованием вакцинации и антимикробных средств как вынужденных, научно обоснованных и регламентированных для конкретной ситуации мер. Иными словами, речь идет о контроле ассоциированных эпизоотических процессов [14].

В качестве его научно методической основы на первом месте выступает эпизоотологическая диагностика [8-9], с помощью которой удается достичь объективной оценки эпизоотической ситуации и логически обосновать необходимые применительно к конкретной эпизоотической ситуации мероприятия, обеспечивающие продуктивное здоровье свиней в современных условиях интенсивного ведения свиноводства.

Эффективность использования в промышленном свиноводстве эпизоотологической диагностики и основанного на ней нормативного эпизоотологического прогнозирования по типу «ЕСЛИ…, ТО…» нами была доказана в условиях контролируемых производственных опытах.

Одним из убедительных примеров на эту тему служат материалы, обосновывающие с выше изложенных позиций роль цирковирусной инфекции свиней и ее профилактики в системе обеспечения продуктивного здоровья свиней.

Степень распространения в свиноводческих хозяйствах цирковируса свиней второго серотипа (ЦВС-2), оцениваемая по обнаружению специфических антител в сыворотке крови свиней и выявлению вируса или вирусного антигена в тканях и органах поросят, в последние годы резко возросла [15-17]. По результатам лабораторных исследований, циркуляция ЦВС-2 подтверждена в абсолютном большинстве обследованных крупных свиноводческих хозяйств.

Наши многолетние наблюдения в условиях регионов Западной и Восточной Сибири подтвердили, что наличия в популяции свиней только одного ЦВС-2 в большинстве случаев было недостаточно для возникновения, развития  и активного проявления инфекционного и эпизоотического процессов. На таком фоне возникали вторичные инфекции, вызываемые условно патогенными микробами и вирусами.

С учетом изложенного, на наш взгляд, есть все основания считать цирковирусную инфекцию свиней типичной факторной инфекционной болезнью. Она наносит свиноводческим хозяйствам значительный экономический ущерб в виде повышенного падежа, вынужденного убоя и низкого среднесуточного прироста массы тела.

Наиболее восприимчивы к ЦВС-2 поросята-отъемыши, в значительной степени подвергающиеся различным стрессам. В крупных свиноводческих хозяйствах в качестве основных стресс факторов массовому проявлению инфекции способствуют: моноблочная застройка комплексов, в которых под одной крышей содержатся все половозрастные группы свиней; высокая концентрация животных (особенно «переуплотнение» участков доращивания поросят); трехфазная технология выращивания; короткие санитарные разрывы после каждого технологического цикла; несоблюдение оптимальных параметров микроклимата в помещениях; несбалансированность рационов кормления по аминокислотам, витаминами, макро- и микроэлементами; наличие в кормах микотоксинов; использование для репродукции ремонтных свинок, взятых с откорма; многочисленные вакцинации поросят до 60-дневного возраста. В зависимости от этого, в одних хозяйствах болезнь клинически не проявляется, или встречается в единичных случаях, а в других – вызывает гибель 30-50 % поросят в возрасте 50-70 дней.

Во всех 12 подвергнутых нами комплексному эпизоотологическому обследованию свиноводческих хозяйствах (с поголовьем свиней от 7000 до 250000 гол.) у поросят выявляли наличие синдрома прогрессирующего мультисистемного истощения (СПМИ), как правило, в ассоциации с другими вирусными и бактериальными инфекционными болезнями. Прежде все, следует отметить, что во всех случаях была также доказана циркуляция вируса РРСС. В борьбе с факторными инфекционными болезнями свиней наиболее эффективна профилактика, основанная на комплексной системе организационно-хозяйственных, зоотехнических, зоогигиенических и ветеринарно-санитарных мероприятий с использованием вакцинации и антимикробных средств как вынужденных, научно обоснованных и регламентированных для конкретной ситуации мер. Иными словами, речь идет о контроле ассоциированных эпизоотических процессов [14]. В качестве его научно методической основы на первом месте выступает эпизоотологическая диагностика [8-9], с помощью которой удается достичь объективной оценки эпизоотической ситуации и логически обосновать необходимые применительно к конкретной эпизоотической ситуации мероприятия, обеспечивающие продуктивное здоровье свиней в современных условиях интенсивного ведения свиноводства.

Эффективность использования в промышленном свиноводстве эпизоотологической диагностики и основанного на ней нормативного эпизоотологического прогнозирования по типу «ЕСЛИ…, ТО…» нами была доказана в условиях контролируемых производственных опытов. Так, из 12 обследованных хозяйств в ряде из них были отмечены микоплазменная и парвовирусная инфекции, в двух – пастереллез и в одном – болезнь Ауески. Поэтому наблюдаемые у поросят клинические признаки заболеваний в каждом хозяйстве были разнообразными и зависели от ассоциации возбудителей. И тем не менее, через 2-3 недели после отъема поросят (в возрасте 50-70 дней) у значительного их числа отмечали следующие постоянные наиболее характерные признаки: отставание в росте, истощение, одышка, кашель, учащенное дыхание, увеличение паховых лимфатических узлов, бледность или желтушность кожи, появление на коже мелкой сыпи, не редко – профузный понос. Заболеваемость поросят-отъемышей в возрасте 45-90 дней с выше описанной симптоматикой  в обследованных нами хозяйствах составляла от 12 до 52% , а падеж и вынужденный убой – от 18 до 45%.

При патологоанатомическом вскрытии трупов поросят обнаруживали увеличение в 2-3 раза паховых, мезентериальных, бронхиальных, средостенных лимфатических узлов (на поверхности среза гомогенны, белого цвета).

У павших поросят отмечали наличие проявившихся в различной степени признаков гепатита, нефрита. Часто наблюдали диффузно спавшиеся, тяжелые, твердые или резиноподобные легкие, поверхность которых испещрена пятнами и дольчатым узором разных оттенков (от серо-желто – коричневого до розового цвета). В 60-70 % случаев выявляли уплотнения верхушечных долей, вызванные вторичной бактериальной инфекцией (прежде всего микоплазмоз).

С наличием СДНС (синдрома дерматита и нефропатии свиней), по результатам комплексного эпизоотологического обследования уже упомянутых 12 свиноводческих хозяйств Западной и Восточной Сибири, было выявлено два хозяйства, где заболеваемость поросят-отъемышей составила 18-26 % , смертность – 40-55 %. У больных поросят отмечали следующие клинические признаки: потерю аппетита, угнетение, похудение, прострацию, лихорадку, отек подкожной клетчатки в области живота. В начале заболевания на коже в подвздошной области и в области промежности появлялись мелкие кровоизлияния в виде небольших красных папул (сыпи), которые быстро увеличивались до эритематозных бляшек, сливались и распространялись на кожу живота, груди и нижние отделы конечностей и затем превращались в некротические струпья и рубцы.

При патологоанатомическом вскрытии трупов наиболее часто обнаруживали поражения почек, легких и лимфоузлов: почки увеличены, плотные, в корковом слое точечные кровоизлияния, почечная лоханка отечная; почечные, мезентериальные, брыжжеечные лимфоузлы увеличены в размере, на разрезе темно-красного цвета. В 20 % случаев в грудной, брюшной полостях обнаруживали накопление большого количества синовиальной жидкости.

Таким образом, в условиях Сибири нами было доказано большое эпизоотологическое и экономическое значение цирковирусной инфекции, как типичной факторной инфекционной болезни. Характер ее проявления оказался различным, прежде всего в зависимости от степени влияния тех или иных факторов и ассоциированности с другими инфекциями.

В ряде хозяйств за счет внедрения комплексной системы профилактики факторных инфекционных болезней свиней, основанной на комплексе технологических, зоотехнических, зоогигиенических, ветеринарных и санитарных мероприятий (система «пусто-занято», максимально возможное в реальных условиях сбалансированное кормление свиней всех половозрастных групп, санитарно-гигиеническая обработка свиноматок при переводе на откорм и санация за 3-5 дней до опороса подтитрованными антибактериальными препаратами в сочетании с иммуностимуляторами, двухфазная технология получения и выращивания поросят, оптимальные параметры микроклимата для всех половозрастных групп свиней, использование поросятам до и 7 дней после отъема пробиотиков в сочетании с иммуностимуляторами и комплексными витаминными препаратами, санация поросят на доращивании подтитрованными антибиотиками с последующим использованием пробиотиков и др.) удалось сократить заболеваемость поросят цирковирусной инфекцией с 12-22 % до единичных случаев и повысить их сохранность к 3-х месячному возрасту до 88-92 %.

Однако, на ряде крупных свиноводческих комплексов, быстро реализовать кардинальные меры по устранению основных стресс-факторов, обуславливающих массовое проявление факторных инфекционных болезней свиней, в том числе и цирковирусной инфекции, к сожалению, не удается.

В условиях одного из крупных свиноводческих хозяйств Западной Сибири, где ежегодно получают 270-300 тыс. поросят и при этом отмечают на участках доращивания их высокую заболеваемость респираторными болезнями (50-65 %), в том числе и цирковирусной природы, подтверждаемой как лабораторно, так и клинически и патологоанатомически, осуществили оценку эффективности использования импортной вакцины против цирковирусной инфекции свиней Porcilis PCV (производства компании Интервет). Ее применяли однократно в дозе 2,0 мл в возрасте 21 день.

Эффективность иммунизации поросят вакциной Porcilis PCV оценили в двух цехах одного хозяйства с разными микроклиматом и технологиями содержания  по показателям сохранности и среднесуточного прироста массы тела у иммунизированных животных.

В цехе с микроклиматом и технологией содержания, менее соответствующими нормам, при вакцинации 2115 поросят сохранность к концу доращивания составила 88,7 %, а среднесуточный прирост массы тела 435,0 г.

В цехе с микроклиматом и технологией содержания, более соответствующими нормам, при вакцинации этой же вакциной 2588 поросят сохранность их к передаче на откорм составила 96,8 % при среднесуточном приросте массы тела 525,5 г. При этом клинического и патологоанатомического проявления болезни у вакцинированных животных не отмечено ни в одном случае.

У поросят аналогичного возраста, которым вакцину Porcilis PCV не вводили, к концу доращивания сохранность максимально была на уровне 82 %, а среднесуточный прирост массы тела не превышал 350 г.

Таким образом, уровень противоэпизоотической и экономической эффективности специфической профилактики цирковирусной инфекции свиней во многом зависит от того, на каком фоне используется та или иная вакцина (прежде всего это действие различных стресс-факторов, влияющих на иммунную систему поросят на всех этапах их выращивания в условиях конкретного хозяйства). От такого фона, на наш вгляд, напрямую и в большей степени, чем колостральный иммунитет, зависит и целесообразность оптимизации схем иммунизации (доза, метод, сроки, кратность введения, интервалы между введениями, целесообразность введения вакцины в сочетании с различными фармакологическими средствами и т.д.).

Параметры такого фона, оптимальные в качестве критерия при решении вопроса о выборе адекватной схемы вакцинации свиней против цирковирусной инфекции, реально определить в том или ином хозяйстве, используя принципы эпизоотологической диагностики и нормативного прогнозирования.

Ниже приведены примеры комплексного подхода к ветеринарному обеспечению продуктивного здоровья свиней на свиноводческих предприятиях различного типа.

В условиях одного из крупных промышленных свинокомплексов мощностью 120 тыс. откорма свиней в год за счет комплексного подхода к ветеринарному обеспечению продуктивного здоровья свиней удалось в 2009-2010 годах повысить уровень сохранности поголовья свиней и среднесуточные привесы поросят на доращивании по сравнению с 2007-2008 годами в среднем на 30 % и 10 % соответственно. В настоящее время сохранность поголовья свиней поддерживается на уровне 96-97 %, что на 10-15 % превышает данный показатель по многим свиноводческим комплексам России.

Получить такие хорошие результаты помогли на первом этапе комплексная эпизоотологическая диагностика, на основе которой была осуществлена объективная оценка эпизоотической ситуации, а на втором – реализованные, необходимые применительно к конкретным условиям, противоэпизоотические мероприятия как общего, так и специального характера. В частности, на многих производственных участках были нормализованы условия кормления и содержания свиней, параметры микроклимата (во многом за счет проведенной реконструкции помещений и установки нового современного оборудования). Были оптимизированы схемы санации свиней различных технологических групп с использованием антибактериальных средств, акцентированных на актуальные для комплекса возбудители (микоплазмы, бранхиспиры и некоторые другие микробы) с использованием, в частности, обоснованных доз и сроков применения препаратов Денагард и Доксипрекс. Доказали положительные результаты использования иммуномодуляторов и пробиотиков.

В данном хозяйстве также установили противоэпизоотическую эффективность и положительное влияние на сохранность и привесы от специфической профилактики цирковирусной инфекции свиней с использованием вакцины Porcilis PCV производства фирмы Интервет.

Проведенная на участках опороса и доращивания реконструкция позволила в значительной степени улучшить технологию содержания животных и обеспечить оптимальный микроклимат. Но в качестве основных факторов, отрицательно влияющих на естественную резистентность организма поросят, оказались токсичность зерновых компонентов кормов, а также несбалансированность рационов по аминокислотам и витаминам. В этой связи в хозяйстве достаточно широко использовали различные средства и методы, способствующие минимизации отрицательного влияния микотоксинов, а также антибиотики, препятствующие патогенному влиянию различной микрофлоры и ее токсинов. Однако это не смогло обеспечить уровень неспецифической защиты, необходимый для противостоянию цирковирусу. Его патогенное действие, по результатам клинического обследования, патологоанатомического вскрытия и лабораторных исследований, проявилось среди свиней в хозяйстве достаточно активно.

Для специфической профилактики цирковирусной инфекции вакцину Porcilis PCV в хозяйстве стали применять с конца декабря 2009 г., после ее официальной регистрации в России.

Всех поросят стали вакцинировать однократно в возрасте 21 день. Практически за полгода было иммунизировано 95700 поросят. Клиническое и патологоанатомическое проявление цирковирусной инфекции в хозяйстве практически прекратилось. Без применения данной вакцины на комплексе падеж поросят на доращивании до передачи на откорм составлял 4,6-5,0 %, а в период ее применения  сократился до 3,0 %. Таким образом, использование вакцины Porcilis PCV обеспечило условия для дополнительного ежегодного сохранения 1600-2000 поросят, а, в итоге (при доведении их до откормочных кондиций и убое) – 160-200 тонн мяса.

Среднесуточный прирост живой массы поросят без применения вакцины Porcilis PCV на доращивании составлял 404,0 г, а на откорме – 626,0 г, в период же ее применения на доращивании увеличился до 442,0 г. (на 9,4 %), а на откорме до 648 г. (на 3,5%).

При убое свиней откорма выбраковка легких сократилась на 60,8 %. В хозяйстве закупку и применение антибиотиков широкого спектра действия для профилактики и терапии респираторных болезней свиней сократили  в первом полугодии 2010 года (период использования вакцины) по сравнению со вторым полугодием 2009 года (когда вакцину не применяли) в 2 раза.

В одном из свинокомплексов Сибири мощностью 24 тыс. откорма свиней в год после ликвидации эпизоотической вспышки чумы свиней в 1994 году из схемы ветеринарных обработок свиней были исключены 8 вакцин (осталась специфическая профилактика классической чумы, рожи и лептоспироза). Параллельно с этим в течение уже более 15 лет четко соблюдаются режим предприятия закрытого типа, система «пусто-занято», а также максимально возможное в реальных условиях сбалансированное кормление свиней всех половозрастных групп, санитарно-гигиеническая обработка свиноматок при переводе на откорм и санация за 3-5 дней до опороса подтитрованными антибактериальными препаратами в сочетании с иммуностимуляторами. Внедрена технология, предусматривающая содержание поросят после отъема от свиноматок до 70 дневного возраста в изолированных клетках своими пометами. Поддерживаются оптимальные параметры микроклимата для всех половозрастных групп свиней. Практикуются использование поросятам до 7 дней после отъема пробиотиков в сочетании с иммуностимуляторами и комплексными витаминными препаратами, санация поросят на доращивании подтитрованными антибиотиками с последующим использованием пробиотиков и  ряд других мер технологического, санитарного-гигиенического и ветеринарно-санитарного характера.

В результате удалось добиться высокой сохранности и продуктивности свиней. Падеж свиней к обороту стада снизился в 2002-2010 годах по сравнению с 1994 годом (21,4 %) более чем в 15 раз (до 1,4 %). За эти годы на комплексе от каждой свиноматки отнимают 10,9 –11,2 поросят на один опорос. Отъемный вес поросят (в 60 дней) увеличился с 12,8 до 22, кг или на 71,8 %, среднесуточный прирост массы тела поросят-сосунов – на 57,9 %, поросят-отъемышей – на 73,3 %, свиней на откорме — на 51,4 %.


5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обеспечение продуктивного здоровья свиней в современных условиях их интенсивного выращивания должно носить комплексный характер На каждом свиноводческом предприятии должна быть своя, учитывающая всю его специфику, оптимальная система обеспечения продуктивного здоровья животных.

Стабильное ветеринарное благополучие того или иного свиноводческого предприятия, таким образом, представляет собой результат адекватной практической реализации в нем основных принципов обеспечения продуктивного здоровья свиней. Основой ветеринарного благополучия любой отрасли животноводства, в том числе свиноводства, в современных условиях является обеспечение эпизоотического благополучия, или контроль эпизоотических процессов. С учетом современных достижений эпидемиологии и эпизоотологии в целях обеспечения продуктивного здоровья животных разработаны теоретические положения контроля эпизоотических процессов.

Анализ заболеваемости свиней  при интенсивных технологиях их выращивания показывает, что основной ущерб свиноводству наносят массовые факторные инфекционные болезни, то есть болезни, возбудителей которых относят к категории условно-патогенных.

В борьбе с факторными инфекционными болезнями свиней наиболее эффективна профилактика, основанная на комплексной системе организационно-хозяйственных, зоотехнических, зоогигиенических и ветеринарно-санитарных мероприятий с использованием вакцинации и антимикробных средств как вынужденных, научно обоснованных и регламентированных для конкретной ситуации мер.

Использование в промышленном свиноводстве эпизоотологической диагностики и основанного на ней нормативного эпизоотологического прогнозирования по типу «ЕСЛИ…, ТО…» позволяет на каждом свиноводческом предприятии объективно оценить эпизоотическую ситуацию и логически обосновать адекватные мероприятия, обеспечивающие продуктивное здоровье свиней и значительный экономический эффект.

6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Шахов А.Г. Эколого-адаптационная стратегия защиты здоровья и продуктивности животных в современных условиях/А.Г. Шахов, А.И. Ануфриев, С.М. Сулеманов, Ю.Н. Масьянов, Н.В. Душенин//Воронеж.-2001.- 206 с

2. Бакулов И.А. Развитие учения об эпизоотическом процессе в свете современных эпидемиологических воззрений/ И.А. Бакулов, В.В. Макаров // Ветеринария. — 1986. – № 11. — C.32-35.

3. Димов С.К. Проблемы эпизоотологического мониторинга/ Димов С.К., Донченко А.С.// Эпизоотический и инфекционный процессы (теоретические и практические аспекты): Сб.науч. тр./РАСХН.Сиб.отд-ние. ИЭВСиДВ.-Новосибирск, 1992.-С.23-26.

4. Димов С.К. Эпизоотический процесс и противоэпизоотическая система / Сб. науч. тр Актуальные пробл. вет. мед. в России// Новосибирск, 1998. – С.290 – 296.

5. Димов С.К. Использование основных принципов эпизоотологической диагностики в эпизоотологическом мониторинге/ С.К. Димов, Г,П. Чукавин, В.Т. Вольф и др.// Актуальные вопросы ветеринарной медицины: Матер. Сиб. вет. конф./Новосиб гос. аграр. ун-т. — Новосибирск, 2008. —  С. 191-194.

6. Беляков В.Д. Саморегуляция паразитарных систем (молекулярно-генетические механизмы)/Беляков В.Д., Голубев Д.Б., Каминский Г.Д. и др.// — М., 1987. — 287 с.

7. Беляков В.Д. Эпидемиология/ Беляков В.Д.,  Яфаев Р.Х. // М.: Медицина, 1989 — 416 с.

8 .Джупина С.И. Теория эпизоотического процесса.- Москва, 2004.- 123 с.

9.Черкасский Б.Л. Эпидемиологический диагноз. – М.: Медицина, 1990. – 207 с.

10. Словарь эпизоотологических терминов/В.В. Макаров, В.В. Сочнев, А.А. Алиев и др.; Под общ. ред. В.В. Сочнева, В.В. Макарова.- Н-Новгород: Изд. Ю.А. Николаев, 2005.- 280 с.

11. Прудников С.И. Оптимизация систем противоэпизоотических мероприятий в промышленном свиноводстве/С.И. Прудников//Дисс. …доктора вет.наук.Новосибирск.- 1997.- 436 с.

12. Джупина С.И. Факторные инфекционные болезни животных/С.И. Джупина//Ветеринария.- 2001.-№3. – С. 6-9

13. Шахов А. Факторные инфекции свиней/А.Шахов, А. Ануфриев, П. Ануфриев//Животноводство России. Спец. Выпуск по свиноводству.- 2005.-С. 24-27.

14. Прудников С.И. Контроль ассоциированных эпизоотических процессов инфекционных болезней молодняка свиней технологическими методами/С.И. Прудников, Т.М. Прудникова//Научное обеспечение ветеринарных проблем в животноводстве. Сб. науч.работ РАСХН. Сиб. отд-ние ИЭВСиДВ. Новосибирск.- 2000. – С. 299-310.

15. Прудников С.И. Роль цирковирусов в инфекционной патологии свиней/ С.И. Прудников// Развитие АПК азиатских территорий(тр. Х1-й Международ. науч.-практ. Конф.- Новосибирск, 25-27 июня 2008 г.) Том 2.-Новосибирск.-2008.-С. 123-132.

16. Орлянкин Б.Г. Инфекционные респираторные болезни свиней/ Орлянкин,  Б.Г.//Животноводство России.-2009.05.-С.35-36.

17. Гречухин А.Н. Цирковирусная инфекция свиней и ее специфическая профилактика/А.Н. Гречухин//Ветеринария.- 2010.-№3. – С. 8-11.

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
1 ВВЕДЕНИЕ 4
2 СОБЛЮДЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ

ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ СВИНЕЙ — ЗАЛОГ ВЕТЕРИНАРНОГО

БЛАГОПОЛУЧИЯ СВИНОВОДСТВА

5
3 ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭПИЗООТИЧЕСКОГО  БЛАГОПОЛУЧИЯ

(КОНТРОЛЬ ЭПИЗООТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ) — ОСНОВА

ВЕТЕРИНАРНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СВИНОВОДСТВА

6
3.1 Принципиальная схема контроля эпизоотических процессов 7
3.2 Эпизоотологическая диагностика – научно-методическая основа

контроля эпизоотических процессов

8
3.3 Нормативное прогнозирование возможных вариантов развития

эпизоотической ситуации по принципу «если — то»

11
3.4 Концептуальная схема рационального использования

антимикробных средств в контроле ассоциированных

эпизоотических процессов (на основе нормативного прогнозирования)

12
3.5 Концептуальная схема рационального использования

вакцинопрофилактики у свиней в условиях их промышленного

выращивания(на основе нормативного прогнозирования)

12
4 ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ

ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ СВИНЕЙ

В СОВРЕМЕННОМ ПРОМЫШЛЕННОМ СВИНОВОДСТВЕ

14
5 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23
6 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 24

 

Comments are closed.